1.3. S: время вождей и героев

 

Итак, в N-периоде генерируются идеи, в F- периоде они входят в схватку за умы людей между собой и со старыми, давно укоренившимися и реализовавшимися идеями. К началу S- периода раздрай и смута продолжаются, но общая равнодействующая уже настолько наметилась, что умные, сильные парни ее уже чувствуют. Их сила базируется, конечно, не на том, что они на всех и все плюют и нагло подчиняют всех своему произволу. То-есть, бывают, конечно, и такие, но не они побеждают. Побеждают те, кто верно чувствует тренд и потому им обеспечено одобрение и поддержка большинства. А что делать с неисчислимыми дураками, которые этого тренда не понимают и тянут одеяло в тысячу разных сторон? А по морде! По морде, и в пах коленом! Как трудно быть вежливым, когда ты прав. 

Такие личности, как Наполеон у французов или Карл Мартелл у франков приходят по окончании F-периода с неотвратимостью урагана. Это жесткие волевые ребята, не стесняющиеся сказать я хочу! и приучающие окружающих к мысли, что это самый лучший аргумент для обоснования чего угодно.

 

Законы S-мира

Лучше один плохой командующий, чем два хороших
Слова принадлежат Наполеону.  Принцип единоначалия принят во всех армиях мира, потому, что армия это S-организация. 

При каждой неудаче давать умейте сдачи
Стойкость, упорство, умение не падать духом, концентрировать все имеющиеся силы и вопреки всему побеждать вот основные добродетели S-героя. 

 

Карл Мартелл малоизвестен русскоязычному читателю. Между тем, его можно назвать основоположником феодализма. В 719 году незаконнорожденный сын предводителя франков прорвался к единоличной власти. (О какой легитимности может идти речь, если я хочу!) Это было нелегко: после смерти отца он был не возведен на трон, а заключен мачехой Плектрудой в тюрьму, откуда смог сбежать в следующем году. К тому времени он был уже достаточно известным военным вождем франков Австразии, где был популярен среди свободных крестьян и средних землевладельцев. Они и стали его главной опорой в междоусобной борьбе за власть во Франкском государстве. Он конфисковал часть церковных земель и раздал их франкской знати в бенефиции - в пожизненное пользование на условиях обязательного несения королевской военной службы. Так возникли первые феодалы. Он создал тяжеловооруженную конницу франкской знати. Это и были первые рыцари.  

В европейской истории полководец Карл Мартелл прославился прежде всего тем, что задолго до президента Буша поставил решительный заслон исламскому терроризму. Арабы, захватив будущую Испанию (потом ее 800 лет пришлось отвоевывать, это вам не пару небоскребов развалять), перешли Пиренейские горы и вторглись на территорию современной Франции. Но здесь их встретил наш герой и так дал по зубам, что дальнейших попыток не последовало. Карл Мартелл значительно укрепил военную мощь Франкского королевства. Его внук Карл Великий, достиг наивысшего могущества, став императором Священной Римской империи. [http://www.hrono.ru/biograf/bio_k/karl_martel.html]

Константину Симонову приписывается следующее высказывание о культе личности: Да, был культ. Но была и личность.  Время с 650 до 1025 годов было, по-видимому, и в России S-периодом, в котором славились и ценились именно сильные личности. Рюрик, Олег, Святослав, Владимир вехи русской истории того времени. Вот характерная история. Сын Владимира-крестителя Ярослав правил Новгородом. Новгородцы, возмущенные произволом князя, восстали. В это же время прибывает весть о том, что Владимир умер, власть в Киеве захватил Святополк. Он убил своих братьев Бориса, Глеба, Святослава. Ярослав понял, что и его судьба предрешена,  и собрался бежать в Швецию. Но тут новгородцы вдруг сочли за благо проглотить свою обиду. Они призвали князя возглавить поход на Киев, окончившийся полной победой. Потом превратности судьбы вновь склонили князя к побегу в Швецию. Но новгородцы вновь остановили его, порубив его ладьи и заставили сражаться. Видимо князь был личностью, а принцип незаменимых людей нет для S-периода не актуален.

В 480 году до нашей эры при Фермопилах царь Леонид с 300-ми спартанцами и 1000 других греков ценой своих жизней остановили всю персидскую армию. Для Греции, особенно Спарты, очень характерен культ героев. Точнее S-героев. Мифы древней Греции идет ли речь о Геракле, Золотом Руне или Одиссее это всегда сказания о деяниях героев. Они сродни голливудским грезам, которые, в свою очередь, часто представляют собой экранизацию мечтаний подростка о том, как он вырастет, станет сильным и РРР-АЗ! этого в морду!  

Спартанцы считали себя потомками Геракла. Реально это были потомки дорийских завоевателей, которые пришли в Грецию во время Эгейского переселения народов и уничтожили цветущую греко-микенскую культуру. Спарта была создана как мощное военное государство законами Ликурга, принятыми около 850 года до н.э. Она преобладала во всей Греции до периода Греко-персидских войн (500 до н.э.-449 до н.э.). Всякий мальчик, родившийся в Спарте, должен был пройти через систему военного воспитания Агогэ . Если новорожденный мальчик был некондиционный,  его сбрасывали в пропасть. С 7 лет воспитание брало на себя государство, мальчиков отправляли в специальные военные лагеря. Там они учились выживать. Те кто не справлялся погибали. Одежду носить им разрешалось только с 12 лет. Мальчики усиленно занимались спортом, упражнялись во владении мечом, метании копья. Пропитание они должны были искать себе сами воровать, грабить, а если приходилось, то и убивать. ... Спартанцы изучали грамоту только ради потребностей жизни. Все же остальные виды образования изгнали из страны; не только сами науки, но и людей, ими занимающихся. Спартанцам не разрешалось покидать пределы родины, чтобы они не могли приобщаться к чужеземным нравам (Железный занавес - не изобретение XX века.) Воспитание было направлено к тому, чтобы юноши умели подчиняться и мужественно переносить страдания, а в битвах умирать или добиваться победы (величайшая S-добродетель!). Спартанцы не смотрели ни комедий, ни трагедий, чтобы не услышать чего-либо, сказанного в шутку или всерьез, идущего вразрез с их законами. Язык спартанских песен был прост и выразителен. В них не содержалось ничего, кроме похвал людям, благородно прожившим свою жизнь, погибшим за Спарту и почитаемым как блаженные, а также осуждения тех, кто бежал с поля боя. Спартанцам было запрещено заниматься какими бы то ни было ремеслами, а нужды в деловой деятельности и в накопительстве денег у них не было. Ликург сделал владение богатством и незавидным и бесславным. Спартанский образ жизни весьма импонировал Платону, который включил в свое идеальное государство многие из ее милитаристских, тоталитарных и коммунистических черт. В великой войне против Афин 431-404 гг. до н.э. спартанская военная машина продемонстрировала всю свою мощь и достигла того, чего от нее ждали. Однако, народ-воин, представ перед необходимостью налаживать связи со своими соседями на мирной основе, оказался к этому не готов в силу сложившихся и закостеневших институтов, обычаев и этоса. Спарта дорого заплатила за свое своеобразие, за то, что в VIII в. до н.э. она избрала особый путь развития, а к VI в. до н.э. застыла с оружием наизготовку, словно на параде, тогда как другие эллинские города продолжали динамично развиваться, что и предопределило дальнейший ход эллинской истории. [А.Тойнби. Постижение истории. Оп.: Москва: Прогресс, 1990]  

Здесь мы встречаемся с тем неприятным для супер-воинственных S-героев обстоятельством, что они тоже могут быть побеждены. Кстати, чтобы их победить, врагам приходится очень сильно оторвать задницу от дивана, что помимо их воли приобщает и их к благодати новой истины. И России, и Англии и, особенно, Пруссии пришлось в войне против Наполеона пойти на такие реформы, которые были бы невозможны, не испытай их правители такого ужаса за свое существование. Но непобедима только истина. И S-герои непобедимы, пока они ей служат. Поэтому, конституции большинства цивилизованных стран запрещают использование армии во внутриполитических целях.

S-слон нередко доставлял демократии дополнительные хлопоты. Но он вовсе не является ее антиподом. Для меня было большим откровением прочитать, что именно опасение простой кулачной расправы нередко ограничивает произвол коррумпированных чиновников. Но главное, именно следом за S-слоном всегда приходит T-слон.  


Отрывок из работы [Weisband, 2009]

 

Литература