«N»: проблема смысла

 

Мне очень понравилась одна история.

Проповедник одного из религиозных направлений начал агитировать свою соседку в автобусе. Но женщина заявила, что она сама религиозна, ходит в церковь и почти каждый день читает библию, поэтому его услуги ей не нужны.

– Хорошо, –  сказал проповедник, –  раз вы читаете библию, то вам, наверное, знакома история Ноя?

– Конечно,–  ответила женщина, – это тот, кто построил ковчег и спас на нем от всемирного потопа каждой твари по паре.

– Правильно, – подтвердил проповедник. – Как вы думаете, если бы Ной, как и вы, был религиозным человеком, молился, но не построил ковчега, был бы он спасен?

– Ну, наверное, нет, – ответила женщина.

– А если бы он занимался благотворительностью, вел очень благочестивый образ жизни, был примерным праведником, но не построил ковчега – был бы он спасен?

– Нет – был ответ.

– А если бы он раздал все свое имущество на строительство церквей, оделся в рубище и стал святым, но не построил ковчега – был бы он спасен?

– Нет.

– Вот видите, он не был бы спасен, если бы не сделал того, чего именно в тот момент хотел от него Бог. А вы знаете, чего именно сегодня хочет от вас Бог?
          Тут женщина вспомнила, что следующей будет ее остановка и поднялась с места, но потом вдруг села обратно и сказала, что не выйдет из автобуса, пока не узнает, чего именно сейчас хочет от нее Бог.

Проблема эта настолько важна, что ею занята примерно половина юнговских «психологических» типов. Половина этой половины (N-типы) сильны именно способностью генерировать, уточнять, обсуждать, распространять и культивировать те или иные «идеи». Идеи – это и есть некоторые предположения о Боге (богах) и его (их) текущих желаниях. Мир идей, конечно, гораздо шире: бывают  национальные, социальные, естественно-научные, гуманитарные и т.п. идеи. Но речь, обычно, идет о чем-то, стоящем выше индивида и его сиюминутных потребностей. О чем-то, способном объединить много таких индивидов для решения совместных задач. В общем, о чем-то, что хорошо «аппроксимируется» понятием божественного.

Иногда N-типы становятся более активны и приобретают в обществе больший вес. Например, «...около пяти тысячелетий назад (по причинам, которые будут объяснены позже, мы склонны датировать описываемый период 3100-2725 г.г. до н.э. И.В.) произошло знаменательное событие: присоединение Верхнего Египта к Нижнему. Этому предшествовал долгий период распрей и вооруженных столкновений. Победители-фараоны принадлежали к роду Гора-сокола, а побежденные — к роду Сета, покровителя зверей. В результате Сета стали считать злобным богом пустыни, носителем зла.... Самые древние мифы обычно сообщают о сотворении мира. Но и тут в Египте господствует разнообразие мнений, концепций. Общее у них то, что изначально существовал Нун, первозданный Хаос. Его чаще всего представляли в виде бескрайней водной глади, окутанной мраком. Из него вышел первый бог (или появились первые боги) и стали наводить порядок. Но имя этого бога в разных номах называли по-разному. В Гелиополе это был Атум, в Мемфисе — Птах, в Нубии — Хнум, а в Гермопольском варианте творили мироздание четыре пары богов, олицетворявших природные стихии (! И.В.). Показательно, что источником творения считались божественная воля и его слово. (Судя по всему, египетский первоисточник послужил основой библейского предания о сотворении мира.) Почему именно слово? Известно, что имя в далекой древности считалось мистически сопричастным с самим объектом. Называя небо и землю, Солнце и Луну, древний человек выделял их из хаоса неразделенных, смутно воспринимаемых сознанием объектов. Таково было, можно сказать, информационное сотворение мира из хаоса. …Поражает обилие древнеегипетских богов. В «Мифологическом словаре» (1991) их упоминается больше сотни. Судьбы богов во многом зависели от текущей политической ситуации. Усиление какого-либо нома сразу же выдвигало на первый план его местных богов. И дело даже не только в том, что этих богов «насаждали» из идеологических соображений. Общественная психология такова, что победитель выступает в ореоле величия как представитель неких высших сил. Его покровители — боги — в таких случаях признаются более могущественными, чем боги побежденных вождей.» [www.prosvetlenie.org]

Этот отрывок очень хорошо передает, как мне кажется, пафос N-мира. В нем каждый человек является представителем неких высших сил. Но лишь постольку, поскольку он выступает за те или иные правильные (для его времени) идеи. Как жаль, что ограниченность места не позволяет здесь поговорить о героических и одухотворенных периодах, когда Моисей выводил евреев из Египта, и когда Иисус с апостолами создавали христианство! Каждый их них породил идеи, которые движут человечество вперед до сих пор.

И все же, основы наших сегодняшних вдохновений, ценностей и идеалов формировались в период с 1400-го до 1775-го года нашей эры. (Еще раз прошу не удивляться тому, что вместо туманного «вторая половина XVIII-го века» мы называем границы периодов с точностью до года. Этому будет предложено свое объяснение.) После этого было еще множество N-периодов, но ни один из них не был столь глубоким и продолжительным, как этот. Ведь именно с него начинается Новое время, да и в нем самом почти полностью уложились три эпохи: эпоха Возрождения, эпоха Просвещения и эпоха Реформации.

 «Возрождение (Ренессанс) - (франц. Renaissance), период в культурном и идейном развитии стран Западной и Центральной Европы (в Италии 14 - 16 вв., в других странах конец 15 - 16 вв..), переходный от средневековой культуры к культуре нового времени. Отличительные черты культуры Возрождения, антифеодальные в своей основе: светский, антклерикальный  характер, гуманистическое мировоззрение, обращение к культурному наследию античности, как бы "возрождение" его (отсюда название). Эпоха Возрождения явилась величайшим прогрессивным переворотом из всех пережитых до того времени человечеством, эпохой, которая «нуждалась в титанах и которая породила титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености». История человеческой культуры знает немало взлетов, ярких расцветов, художественно обильных, интеллектуально богатых и плодотворных эпох. И все же, европейский — в первую очередь итальянский — Ренессанс XIV—XVI вв. стал Ренессансом с заглавной буквы — всем ренессансам Ренессанс.» [Cоветская энциклопедия]

 

Законы N-мира

Дележка не делит, а умножает
В идеальном мире не действуют законы сохранения материи и энергии: у тебя одна идея и у меня одна идея; мы поделились друг с другом, теперь у меня – две идеи, и у тебя – две.

Убийство не убивает, а увековечивает
Славе Иисуса Христа, Жанны д'Арк, Махатмы Ганди весьма способствовала их насильственная смерть. Ганди прямо говорил внучке утром своего последнего дня о желательности собственного убийства и способствовал ему. Некоторые считают, что об этом законе знал и Иуда. 

 

 «Просвещение - интеллектуальное и духовное движение конца 17 – начала 19 вв. в Европе и Северной Америке. Оно явилось естественным продолжением гуманизма, Возрождения и рационализма начала Нового времени, заложивших основы просветительского мировоззрения: отказ от религиозного миропонимания и обращение к разуму как к единственному критерию познания человека и общества. ... Просвещение зародилось в Англии в конце 17 в.. В сочинениях его основателя Д.Локка (1632–1704) и его последователей были сформулированы основные понятия просветительского учения: «общее благо», «естественный человек», «естественное право», «естественная религия», «общественный договор». В 18 веке центром просветительского движения становится Франция. На первом этапе французского Просвещения главными фигурами выступали Ш.Л.Монтескье (1689–1755) и Вольтер (Ф.М.Аруэ, 1694–1778). В трудах Монтескье получило дальнейшее развитие учение Локка о правовом государстве. В трактате О духе законов (1748) был сформулирован принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. ... Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и ремесел, 1751–1780 стала первой научной энциклопедией, в которой излагались основные понятия в области физико-математических наук, естествознания, экономики, политики, инженерного дела и искусства. Вдохновителями и редакторами Энциклопедии явились Дидро и Ж. Д'Аламбер (1717–1783), в ее создании принимали активное участие Вольтер, Кондильяк, Гельвеций, Гольбах, Монтескье, Руссо. Третий период выдвинул фигуру Ж.-Ж. Руссо (1712–1778).... Руссо предложил свой путь политического устройства общества. В трактате Об общественном договоре, или Принципы политического права (1762) он выдвинул идею народного суверенитета. По ней, правительство получает власть из рук народа в виде поручения, которое оно обязано выполнять в соответствии с народной волей. Если оно эту волю нарушает, то народ может ограничивать, видоизменять или отобрать данную им власть. ... Идеи Руссо нашли свое дальнейшее развитие в теории и практике идеологов Великой французской революции. [Людмила Царькова, www.krugosvet.ru]

Параллельно и взаимосвязанно с этим пакетом развивались и другие идеи. Например – национальные. Если на заре этого периода Генуя могла ничтоже сумняшеся войти в союз с Францией против Пизы, мелкие немецкие княжества – передраться между собой, а Бургундия – по приказу англичан – казнить Жанну д’Арк, то к концу его образуется ряд мощных национальных государств – Франция Ришелье и Людовика XIV, Испания Габсбургов, Британия королевы Елизаветы.

Для создания последних большую роль сыграла идея легитимного наследственного самодержавия. Если в период раннего феодализма власть короля базировалась на его реальной силе (S-монархия), то описываемый период был характерен огромным возрастанием N-компоненты авторитета короля – его влась опиралась на чистую идею – он король, потому, что его предки были короли. И даже, когда эта идея была потеснена другими идеями – а впервые это случилось в период английской революции 1629-1689 года (датировка не совсем общепринятая, объяснение ниже в главе о T-революциях), - гражданская война там нередко приобретала анекдотический характер: полководцы парламента решительно избегали побеждать короля – потому что – он же король! Даже сам Оливер Кромвель оставался убежденным монархистом, пока не создал в Англии республику.

Конечно же, огромное внимание тогда было уделено  и идеям господствующих религий, вынесенных из предыдущих N-периодов – христианства и ислама. Например, нарастало недовольство реальной церковной практикой, которая, как позже реальный социализм, несколько отходила от исходных идеалов. Уиклиф выступает с этими идеями уже в конще XIV столетия, сожжение в 1415 году Яна Гуса делает их общественным достоянием, наконец, Мартин Лютер в 1517-1522 годах (ровно через 1500 лет после Христа и через 900 -  после Магомета) оформляет их в  самостоятельное религиозное направление.

Мы можем судить о мощности того или иного N-периода не только по его плодам – тем идеям, которые он породил или возродил, но и по самому духу времени.

1400-1775 годы были эпохой великих географических открытий, когда корабли Христофора Колумба, Васко да Гамы и Джеймса Кука уходили в туманную даль океанов. Когда трагическая и романтическая история гелиоцентрической системы Коперника будоражила умы настолько, что церкви приходилось сжигать Джордано Бруно и других ее приверженцев. Отречется Галилей или не отречется? Упало на Ньютона яблоко, или он так открыл законы обращения планет?  Нет, и на нашу долю достался хороший кусок очарования познанием неизведанного – вспомним теорию относительности Эйнштейна или – зачем далеко ходить – созданную Аушрой Аугустинавичюте соционику. Но дело ведь не в восторгах (хотя и в них тоже), а в том значении, которое играли найденные идеи, континенты и технологии в развитии нашей цивилизации.

Это время романтики, когда что-то пугающе неизвестное, но замечательно притягательное гонит вперед людей Кортеса и пассажиров «Пилигрима». До сих пор, когда мы хотим увидеть нечто романтическое, мы идем смотреть фильм о пиратах карибских морей. Вслушайтесь в музыку этих слов: «бригантина поднимает паруса», «мушкетеры короля», «дон Кихот Ламанчский», «птенцы гнезда Петрова».

 

 

Отрывок из работы [Weisband, 2009]

 

Литература